RSS

Пушкинский конкурс. Русист из Беларуси: Вели онлайн-уроки даже для родителей

Подписаться на новости
19.05.2021

«Пришла вторая волна, коронавирус свалил учителей, поваров и техработников. Их развезли по разным городам, порой очень далеко от дома. А нас - педагогов осталось восемь. И мы месяц держали школу. Дети были напуганы. Еще бы: спецпропускники, дезкоманды, запреты, подписки - обстановка фронтовая. И гробы… уже гробы. Любимые люди: бабушки, дедушки», - пишет в своем эссе «Русский онлайн в пандемию: испытание или шанс?» на XXI Международный Пушкинский конкурс русист из города Крупки (Беларусь) Елена Новак.

pkon.jpg

Елена очень любит свой город, живописный и уютный. Много лет она совмещает преподавание русского языка, русской филологии с должностью библиотекаря-педагога. В их школе дети особенные, задетые жизненными невзгодами.

«Наш контингент: опекунские, неполные, многодетные. Детки сплошь ершистые, дерзкие, и вместе с тем беззащитные, ранимые. И такие жадные на ласку, что никуда не денешься: надо раскопать в себе ее источник и дарить, дарить, дарить. У нас каждый учитель превращается в нянько-учителя», - признается педагог в своем эссе.

Когда началась пандемия, поначалу все было вполне жизнерадостно. Необъятные весенние каникулы понимались детьми как подарок судьбы: «Ура! В школу не надо! Спи до обеда! В "танчики" хоть весь день!» Педагоги тоже вели себя как дети. «Вывесишь на сайте задания: прочитать-написать-выучить - и занимайся своими делами! Лично я обои в доме переклеила», - рассказывает Елена.

Но через пару недель эйфория поутихла. Первыми «восстали» родители: чем занять засевших дома школьников? И как вы с ними в школе только управляетесь! По Звезде Героя вам за терпение. Дети, вон от холодильника! Учиться! Фас!» Вот, например, мамы восьмого класса, посчитав, что русист занижает оценки за тесты, «увлеклись» синтаксисом, и учителю пришлось провести с ними несколько онлайн-уроков. «Кто бы мог подумать, что милые белорусские дамы так обожают русский», - с гордостью пишет педагог.

Правда, некоторые девятиклассники, признается автор эссе, так удачно «дистанцировались», аж до июня их не разыскали.

А сентябрь и с ним вторая волна, пишет педагог, прошел с тяжелейшими политическими проблемами. С приходом второй волны в сентябре на карантин в городе закрываться не стали. Учились. Поваров вместо заболевших прислали новых, а убирали школу сами учителя. Никаких капризов, никаких конфликтов. «Наши школьники смотрели на нас, помогали нам, учились быть сильными. Дети даже важничали: сами дежурят, сами отвечают за дисциплину! "Как вы там, на передовой?" - вопрошали в вайбере с больничных коек коллеги-учителя. - "Пули свистят над нашими головами!" - отзывались мы», - описывает все сложности той ситуации Елена Новак.

Прошел месяц. И в начале второго, пишет русист, в любимой нарядной школе почти все по-прежнему.

«Может, все ковидные испытания уже позади? А может и нет. Вчера мы прерывали работу и выходили из школьных ворот к похоронной процессии. Попрощаться с нашим незаменимым, бесценным, ответственным. Но мы как все, как целый мир. У всего человечества сейчас так. Надо жить, трудиться. Любить родину», - ставит духоподъемную точку русист.

Текст: Елена Кухтенкова

«Российская газета»

Пушкинский конкурс проводят «Российская газета» совместно с Правительством Москвы при участии Московского Дома соотечественника (МДС) и при поддержке Россотрудничества.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код

Версия для печати