RSS

Маяковский в Мексике. История одной картины Диего Риверы

Подписаться на новости
29.07.2020


Как познакомились главный советский поэт и великий мексиканский художник, что они рассказывали друг о друге и почему Ривера называл голос Маяковского чудодейственным — в материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

В Государственном музее В.В. Маяковского хранится портрет поэта, написанный известнейшим мексиканским художником Диего Риверой. За картиной, созданной в 1955 году в Москве, скрывается большая история дружбы двух великих людей.

18 дней в океане

В 1924 году Советский Союз и Мексика установили дипломатические отношения. Мексиканская прогрессивная общественность проявляла большой интерес к советским литературе и искусству, и в 1920-е между странами начался культурный обмен. Одним из первых деятелей культуры СССР, посетивших Мексику, стал Владимир Маяковский.

В Латинскую Америку поэт отправился 21 июня 1925 года из французского порта Сен-Назер на трансатлантическом корабле. По дороге он вел дневниковые записи. «ПАРОХОД “ЭСПАНЬ” 14 000 тонн. Пароход маленький, вроде нашего “ГУМ’а”. Три класса, две трубы, одно кино, кафе-столовая, библиотека, концертный зал и газета», — писал Маяковский, ехавший первым классом. Путешествие до мексиканского портового города Веракрус длилось 18 дней, включая остановку в Гаване.

«Стояли сутки. Брали уголь. В Вера-Круц угля нет, а его надо на шесть дней езды, туда и обратно по Мексиканскому заливу. Первому классу пропуска на берег дали немедленно и всем, с заносом в каюту… Второй класс сходил с выбором. Пускали на берег нравящихся капитану. Чаще — женщин. Третий класс не пускали совсем — и он торчал на палубе, в скрежете и грохоте углесосов, в черной пыли, прилипшей к липкому поту, подтягивая на веревочке ананасы».

«Навстречу

медленней, чем тело тюленье,

пароход из Мексики,

а мы —

туда.

Иначе и нельзя.

Разделение

труда».

Это строки из стихотворения «Мелкая философия на глубоких местах», которое Маяковский написал во время путешествия. 18-дневное плавание вдохновило его на несколько произведений — также появились «Испания», «Шесть монахинь», «Атлантический океан», «Блек энд уайт» и «Христофор Колумб».


Владимир Маяковский в Мексике. Автор неизвестен. Из коллекции Государственного музея В.В. МаяковскогоВладимир Маяковский в Мексике. Автор неизвестен. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

Кактусы и человек с «хорошим животом»

Маяковский прибыл в Веракрус 8 июля. Поэт был сражен: «Такой земли я не видал и не думал, что такие земли бывают. На фоне красного восхода, сами окрапленные красным, стояли кактусы. Одни кактусы. Огромными ушами в бородавках вслушивался нопаль, любимый деликатес ослов».

До Мехико из Веракруса Маяковский добирался на поезде. На вокзале его встретил Диего Ривера. Маяковский знал, что ему предстоит встреча с величайшим художником страны и одним из основателей мексиканской коммунистической партии. Ему не терпелось увидеть Риверу воочию.

«Диего оказался огромным, с хорошим животом, широколицым, всегда улыбающимся человеком. Он рассказывает, вмешивая русские слова (Диего великолепно понимает по-русски), тысячи интересных вещей, но перед рассказом предупреждает: — Имейте в виду, и моя жена подтверждает, что половину из всего сказанного я привираю», — писал поэт о первой встрече с Диего.

Диего Ривера с ксолоитцкуинтли в Доме-музее Фриды КалоДиего Ривера с ксолоитцкуинтли в Доме-музее Фриды Кало

Говоря о жене, Ривера имел в виду Гуадалупе Марин, мексиканскую писательницу и модель, на которой был женат вторым браком в 1922–1927 годах. Фриде Кало, которая станет третьей и самой известной из жен Диего Риверы, во времена визита Маяковского только исполнилось 18 лет. В то время она училась в школе «Препаратория», где изучала медицину и где, кстати, впервые встретилась с Риверой. Художник преподавал в этом учебном заведении в начале 1920-х.

Первым делом Диего Ривера повел Маяковского в музей, где они смотрели «древние, круглые, на камне, ацтекские календари из мексиканских пирамид, двумордых идолов ветра, у которых одно лицо догоняет другое». Больше поэта впечатлила роспись здания Министерства народного просвещения, сделанная Риверой. Маяковский назвал мурал «первой коммунистической росписью в мире», в которой художник показал «прошлую, настоящую и будущую историю Мексики».

Владимир Маяковский на корриде. Автор неизвестен. Из коллекции Государственного музея В.В. МаяковскогоВладимир Маяковский на корриде. Автор неизвестен. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

На тот момент поэт уже успел побывать в Германии и Франции, поэтому в письме Лиле Брик от 15 июля 1925 года провел такое сравнение:

«Во-первых, конечно, все это отличается от других заграниц главным образом всякой пальмой и кактусом, но это произрастает в надлежащем виде только на юге за Вера-Круц. Город же Мехико тяжел, неприятен, грязен и безмерно скучен. Я попал не в сезон (сезон — зима), здесь полдня регулярно дожди, ночью холода и очень паршивый климат, т. к. это 2400 метров над уровнем моря, поэтому ужасно трудно (первые две недели, говорят) дышать и сердцебиения, что уже совсем плохо».

Чудодейственный голос Маяковского

Владимир Маяковский пробыл в Мексике около трех недель. С Риверой они виделись каждый день. Встречи происходили в советском посольстве, где остановился поэт, в гостях у самого художника и у знакомых.

В.В. Маяковский на крыше советского полпредства в Мексике. Автор Э. Вольф. Из коллекции Государственного музея В.В. МаяковскогоВ.В. Маяковский на крыше советского полпредства в Мексике. Автор Э. Вольф. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

Однажды за одним столом собрались русские и мексиканские политические деятели, художники, инженеры и писатели — каждый из них «был готов убить того, кто осмелился бы усомниться в его революционности». Гости произносили тосты, вели беседы и споры, которые в результате переросли в большую драку мексиканцев с русскими — в ход шли бутылки, стаканы и стулья, а вскоре в руках мексиканцев оказались револьверы.

«Маяковский крикнул по-русски: “Слушайте!” Все прекратили драку и уставились на него, а он стал читать “Левый марш”, и голос его звучал все громче и звонче. Мексиканцы успокоились и, когда поэт закончил чтение, устроили ему бурную овацию: бросились к нему, чтобы обнять его, и стали обнимать друг друга. Так чудодейственный голос Маяковского и его поэзия восстановили мир. Достигнув этого, поэт вышел на улицу, и все последовали за ним». Из воспоминаний Диего Риверы

За время своего пребывания в Мексике Маяковский объездил окрестности, побывал в театрах, кино, музеях и даже на корриде. Кроме знакомства с местной культурой и историей, поэт выступал перед рабочими, охотно общался с прессой, а также знакомился с художниками и политическими деятелями, в их числе был и министр просвещения Мануэль Пуиг Касауранк. Встреч у Маяковского было так много, что он даже заказал в Мехико визитные карточки.

Визитная карточка Vladimir Majakovsky. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

Впечатления о стране вылились в стихотворение «Мексика»:

Пятьсот

по Мексике

нищих племен,

а сытый

с одним языком:

одной рукой выжимает в лимон,

одним запирает замком.

Нельзя

борьбе

в племена рассекаться.

Нищий с нищими

рядом!

Несись

по земле

из страны мексиканцев,

роднящий крик:

«Камарада!»

Голод

мастер людей равнять.

Каждый индеец,

кто гол.

В грядущем огне

родня-головня

ацтек,

метис

и креол.

27 июля Маяковский выехал из Мексики и продолжил свое путешествие уже в США.

Ответный визит и ненаписанный портрет Сталина

Диего Ривера впервые посетил Москву в 1927 году — он был приглашен Советским Союзом на празднование 10-й годовщины Октябрьской революции.

В Москве он посещал выставки, театры и в качестве почетного гостя присутствовал на заседаниях Всемирного конгресса друзей СССР. Ривера выступал с лекциями о латиноамериканском искусстве и стал одним из учредителей художественного объединения «Октябрь», в которое входили художники, архитекторы, режиссеры и литераторы. Главной целью «октябрьской группы» было содействие «дальнейшему развитию в СССР и во всем мире подлинно революционных, т. е. пролетарских течений в области пространственных искусств».

Диего Ривера даже подписал договор на создание фрески в Центральном доме Красной армии и получил предложение написать портрета Иосифа Сталина, но по ряду причин ни первое, ни второе не осуществилось.

За время пребывания Риверы в Москве он не раз встречался с Маяковским. Художнику запомнилась одна их таких встреч в середине ноября в доме Маяковского и Бриков в Гендрикове переулке.

«В те дни, в один очень холодный вечер, Маяковский пригласил нас к себе в дом… Там было жарко, как в печи, и там действительно пылал энтузиазм тех, на чью долю выпала радость и честь воспользоваться гостеприимством гения. Нас было много в его доме... В тот вечер, о котором идет речь, к Маяковскому пришли и люди, знаменитые уже тогда, и люди, которые стали знаменитыми впоследствии. Среди первых был Теодор Драйзер, автор “Американской трагедии”», — вспоминал Ривера.

В Москве Ривера пробыл до мая 1928 года.

Портрет и запись в книге отзывов

В следующий и в последний раз Диего Ривера приехал в Москву осенью 1955 года на лечение. В январе 1956 года сотрудники Государственной библиотеки-музея В.В. Маяковского отправили художнику письмо с просьбой написать портрет поэта:

«Нам очень хочется, дорогой товарищ Диего, чтобы Вы сделали портрет Владимира Владимировича для нашего музея, изобразив его таким, каким Вы его помните. Для нас и для наших посетителей это было бы большим и дорогим подарком и воспоминанием и о самом В.В. Маяковском, и о его друге Ривере — лучшем художнике Мексики, посетившем нас осенью 1955 года».

Портрет Владимира Маяковского. Автор Диего Ривера. 1956 год. Из коллекции Государственного музея В.В. МаяковскогоПортрет Владимира Маяковского. Автор Диего Ривера. 1956 год. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

Просьбу Ривера выполнил и в память о поэте создал его портрет, на котором написал: «Таким я помню Маяковского в Мексике». В книге отзывов библиотеки-музея В.В. Маяковского мексиканский художник оставил следующие строки: «С волнением вспоминаю величайшего поэта революции Маяковского, другом которого я имею честь называться».

Диего Ривера в Москве. 1950-е годы. Из коллекции Государственного музея В.В. МаяковскогоДиего Ривера в Москве. 1950-е годы. Из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати