RSS

Хроники Дома русского зарубежья. Встречи с Юрием Любимовым

Подписаться на новости
22.06.2020

lubimov.jpgСегодня в новой рубрике, посвященной насыщенной 25-летней деятельности Дома русского зарубежья, рассказывается встречах с выдающимся режиссером, создателем легендарного Театра на Таганке Юрием Петровичем Любимовым. Друг Дома с первых дней его существования, Любимов с особым интересом следил за развитием и становлением «соседа» по Радищевской улице, поскольку почти полвека Юрия Петровича связывала близкая дружба с Александром Исаевичем Солженицыным. Юрий Петрович и его супруга Каталин Любимова присутствовали на закладке камня при строительстве нового здания ДРЗ, принимали участие в главных событиях его культурной жизни.

Двух выдающихся представителей своего времени, испытавших изгнанничество, но сохранивших верность Отечеству и русской культуре, объединяло и совместное творчество: осуществить вызвавшую большой резонанс постановку по главам романа «В круге первом» режиссеру предложил сам писатель. В день его 80-летия, 11 декабря 1998 года, в Театре на Таганке состоялась премьера спектакля, на которой присутствовал Александр Исаевич с семьей, директор Дома русского зарубежья В.А.Москвин, наши соотечественники...

30 сентября 2012 года состоялся юбилейный творческий вечер Юрия Петровича, репортаж о котором журналиста Тамары Приходько, сотрудницы Дома, был помещен на сайте ДРЗ.

12 декабря того же года уже в стенах Дома русского зарубежья состоялся творческий вечер Ю.П.Любимова, собравший друзей, почитателей удивительного таланта Мастера. Вот что Тамара Приходько, хорошо знакомая с биографией и творчеством режиссера, писала об этом событии:

…День 12 декабря для новой встречи с Ю.П.Любимов был выбран не случайно: накануне отмечался день рождения А.И.Солженицына, которому предшествовала научная конференция, посвященная эпопее «Красное колесо». Ю.П.Любимов рассказал о работе над спектаклем «Шарашка», о тех особенностях вынужденной эмигрантской жизни, которые роднили его семью с опальной семьей Солженицыных.

Каталин Любимова высказала много теплых слов в адрес Наталии Дмитриевны Солженицыной, которая, узнав о рождении сына Любимовых, прислала им детские вещи. А для Юрия Петровича полной неожиданностью в то время было сообщение Наталии Дмитриевны, что Александр Исаевич интересуется творческой деятельностью режиссера в изгнании, читает статьи о его спектаклях в разных странах.

<…>

Отвечая на вопросы гостей вечера, Юрий Петрович вспоминал свои «стычки» с властями, с министром культуры СССР того времени Демичевым, с цензорами; рассказывал, как противостоял властям его учитель и друг Н.Эрдман, как ему, в то время актеру Вахтанговского театра посчастливилось встречаться с Б.Пастернаком и на протяжении многих лет — с семьей Капицы.

Конечно же, самые главные вопросы касались творческих планов режиссера. Любимов готовится к постановке оперы Бородина «Князь Игорь» в Большом театре и спектакля «Бесы» по роману Достоевского в Театре им. Е.Вахтангова. Для драматической постановки кастинг не проводится, в спектакле будут заняты актеры Вахтанговского, художественному руководителю которого Р.Туминасу Юрий Петрович всецело доверяет. В Большом совсем скоро начнется прослушивание певцов, которые будут заняты в новой редакции оперы «Князь Игорь». Дело в том, что Бородин оставил потомкам только клавир. Для постановки Ю.Любимова оркестровку будет делать композитор В.Мартынов, который создавал музыкальное оформление для многих спектаклей Театра на Таганке.

Пожелания успехов Юрию Петровичу и Каталин Любимовым высказали гости вечера: писатели А.Битов, Е.Попов, режиссер А.Хржановский, художник Б.Мессерер, исследователь творчества Гоголя профессор Ю.Манн, заместитель главного редактора радио «Эхо Москвы» С.Бунтман, журналисты М.Тимашева («Радио Свобода»), Н.Дардыкина («Московский комсомолец»), О.Подолян (радиостанция «Маяк»), Г.Балтаева (программа «Вести-24»), а также представители посольства Государства Израиль в РФ, Венгерского культурного центра в Москве и других зарубежных организаций…

6 октября 2014 года Тамара Приходько опубликовала новый материал, увы, посвященный кончине всемирно известного постановщика… Предлагаем читателям нашего сайта ознакомиться с полным текстом под названием «Памяти Юрия Любимова», содержащим интересные факты о биографии и творчестве Юрия Петровича, и снова пережить те эмоции и впечатления, что охватывали тогда искренних поклонников любимовского гения…

…Мир опустел, мы осиротели. Нет больше с нами Юрия Петровича Любимова. Утешает только одна иррациональная мысль — там, куда устремляется сейчас его Душа, нет лжи и глупости, зависти и предательства, и ему будет лучше — там, где музыка сфер, где высится во всю Вселенную сотканный из высшей материи крест, о котором он знал давно. Ведь соорудил же Юрий Петрович когда-то в Милане в соборе Санта Мария около фрески Леонардо «Тайная вечеря», где по его сценарию исполнялась оратория И.-С.Баха «Страсти по Матфею», — ледяной крест, который таял от пламени свечей и плакал… 5 октября, когда пришла весть об уходе Юрия Петровича, в Москве зачастил дождь — может быть, с вестью оттуда?

Мастер, новатор, возмутитель спокойствия, — больше, чем режиссер и педагог… И все-таки, наверное, главное — в том, что он был, есть и останется современником всех тех времен, которые выпали на его долгую жизнь и которые в будущем не обойдутся без памяти о нем.

1917 год — рождение в Ярославле, городе, славном трудом русских купцов и предпринимателей и еще — со времен Екатерины Великой — русским Театром им. Волкова.

Дед Любимова — из крепостных крестьян, благодаря собственному труду и таланту ставший купцом и помещиком, всего-то с 15 наемными работниками, умножавший благоденствие России и — раскулаченный новой властью. Подвергались аресту и родители — отец, выпускник реального училища и предприниматель и даже мама, учительница. Из впечатлений детства у Любимова — поместье деда с большим домом, садом в деревне под Ярославлем, отцовский магазин рыбы и овощных солений «Головкин и Любимов» в Москве в Охотном ряду, большая уютная квартира с отцовским кабинетом и книгами. И еще — тюрьма в Рыбинске, куда маленький Юра возил маме передачи. Одно из ярких воспоминаний детства Любимова — похороны Ленина, на которые его, пятилетнего карапуза потащил старший брат… «Я видел Ленина в гробу», — с иронией, подтекстом и не без гордости вспоминал Юрий Петрович в зрелые годы.

Юношество Любимова связано с Таганкой — он учился здесь в ФЗУ на электромонтера и вполне в духе времени отражал нападения местной шпаны — тогда этот район был знаменит не театром, а тюрьмой, она была как раз напротив нынешнего храма искусства на другом углу площади.

И все-таки не мог юноша не оказаться в другой среде, ведь в семье Любимовых любовь к литературе, музыке, театру — была жизненной необходимостью. Юра еще в детстве пропадал в библиотеке отца, читал даже Карамзина, ходил с папой, братом и сестрой во МХАТ на Качалова, Москвина. Видел и самого Станиславского в роли Фамусова. В школе участвовал в театральной самодеятельности и — после окончания ФЗУ решил поступать в театральный. Сначала во МХАТ второй — к Хмелеву, а после закрытия этой студии МХАТа — в училище при Театре им. Вахтангова. Еще студентом Любимов участвует в спектаклях и выходит на сцену вместе с такими актерами, как Щукин, Глазунов, Плотников.

В армию Любимов попал сразу после окончания училища, еще до войны, и прошел все премудрости армейской подготовки. А во время Великой Отечественной оказался в Ансамбле НКВД, который курировал Берия. Выступали на фронте, зачастую в редкие часы затишья после тяжелых боев. В это время судьба свела Любимова с новым кругом талантливых авторов и режиссеров — С.Юткевичем, Н.Эрдманом, К.Симоновым. К этому времени относится и первая появившаяся на экране роль в кино — в фильме Столпера «Дни и ночи», который снимался в разбитом Сталинграде. Любимовым заинтересовались С.Эйзенштейн, снимавший фильм «Иван Грозный» и А.Довженко, начинавший работать над «Тарасом Бульбой». Но армейские будни, разъезды ансамбля, в котором участвовал Любимов, помешали его работе у таких мастеров. Правда, у Довженко Юрий Петрович снимался уж после войны, а вот с Эйзенштейном поработать, к сожалению, так и не пришлось.

Мирное послевоенное время ознаменовалось для Любимова успешной работой в Вахтанговском — роли, созвучные времени (в «Иркутской истории», «Молодой гвардии»), а также персонажи классического репертуара («Много шума из ничего», «Сирано де Бержерак», «Чайка») сделали его известным в кругах знатоков и театральной публики. За роль Тятина в спектакле по пьесе М.Горького «Егор Булычев и другие» Любимов в числе других создателей спектакля был удостоен Сталинской премии, а вскоре получил звание заслуженного артиста РСФСР.

Но главное в его жизни случилось во время преподавания в Театральном училище им. Б.Щукина, при подготовке студенческого спектакля по пьесе Б.Брехта «Добрый человек из Сезуана». Об этом написано много, повторяться нет смысла. Но вот что важно: Любимов остро почувствовал слом времени — оттепель заканчивалась, свободные мысли и стремления начинали искусственно подмораживать. И сквозь ледяную корку с треском пробился энергичный голос несогласных и не желающих застаиваться на строго отведенном месте.

Шагают бараны в ряд,

Бьют барабаны,

Кожу для них дают

Сами бараны.

И тут же второй зонг, который Любимов соединил с первым:

Власти ходят по дороге,

Труп какой-то на дороге.

«Э! Да это ведь народ!»

Спектакль играли в училище, подпольно на других площадках, недовольных такой дерзостью было много — один Б.Захава чего стоил. И все-таки удалось получить театр и уйти на новую сцену со своими выпускниками. Таганка стала на долгие годы островом свободомыслия, единения талантов, которым путь в официозное искусство был заказан. Об актерах театра тех лет знают все — В.Высоцкий, Б.Хмельницкий, А.Демидова, Н.Шацкая, В.Золотухин, Л.Филатов. А композиторы? А.Шнитке, Э.Денисов! То, что они написали по заказу Любимова для спектаклей — впоследствии стало самостоятельными произведениями, которые сегодня исполняются во всем мире. Одна «Ревизская сказка» А.Шнитке чего стоит! А сами спектакли — «Дом на Набережной» по Ю.Трифонову, «Шарашка» А.Солженицына. Не говорю о «Мастере и Маргарите», и так всем известно. А вот спектакль по «Братьям Карамазовым» Ф.Достоевского с развернутым представлением «Легенды о Великом инквизиторе» и появлением на сцене такого персонажа как Христос — это на все времена. До сих пор идея отношения к людям как к неразумным и не умеющим самим устроить свое счастье — витает по миру и, видимо, никогда не погибнет. И многие «сильные мира сего» все время будут желать при помощи чуда, тайны и авторитета забрать свободу, поработить людей «хлебами», отвлечь «зрелищами» от самостоятельных дум и решений… Против этого были все те, кого объединяла Таганка в годы разной степени застойности и в перестроечное время. Вот только некоторые имена: А.Вознесенский, С.Капица, Б.Можаев, Б.Окуджава, Д.Боровский, Б.Мессерер, Б.Ахмадулина, В.Мартынов, депутаты первых созывов, не говоря об актерах и создателях спектаклей. Таганка была не только театром — объединением свободомыслящих личностей. Но когда завистники говорят о том, что успехи Любимова за рубежом, куда он по сути был выслан, связаны не с творческими достижениями, а в основном с противостоянием советскому режиму — это ложь.

При чем здесь идеология, когда Любимов покорил своими новаторскими идеями не только драматические, но и оперные театры мира — Ла Скала, Ковент Гарден, Немецкую Штатс Опер: Вагнер, Верди, Яначек, Луиджи Ноно — вот далеко не полный список композиторов, оперы которых он поставил в разных странах мира.

А вернувшись в Россию и пережив раскол театра, разве не возрождал он Таганку каждый раз на новом творческом уровне?! Спектакли, вышедшие с выпускниками его курса в ГИТИСе — «До и после», «Фауст», «Горе от ума», «Мед» вызывают восхищение не только московских театралов, но ведущих мастеров мира: Тадаши Сузуки, Теодора Терзопулоса, других участников московских театральных олимпиад.

Кто же додумался накануне 50-летия Таганки затеять новую свару в театре?! И ведь среди негодующих актеров были те, кому Юрий Петрович и Каталин Любимовы помогали в сложных жизненных обстоятельствах, будь то болезнь или бытовая неустроенность. А Юрию Петровичу, зная о его недугах последних лет, почему не помогли, не поддержали? И он снова выстоял — и поставил оперу «Князь Игорь» в Большом театре (преодолевая нездоровье и вековые оперные штампы) и «Бесов» на сцене своей альма-матер — в Вахтанговском. Да как вовремя. И как современно показал суть смуты, «бессмысленной и беспощадной».

Кто теперь расскажет нам о времени и о нас — так же точно, проникновенно, талантливо?! Нет ответа… Дальше — тишина… Впрочем, вот еще всем нам от Любимова:

Никто не знает, что сохраняет память.

Но страсть писать дневник и что-то сохранить

Нас заставляет взять свой чистый лист.

А там Всевышний разберет, кто перед ним предстанет.

Возьмет он нотный лист и знаками, как ноты, нас расставит.

Получит каждый звук, что заслужил, как на земле грешил и жил.

Юрий Петрович Любимов написал эти строки в начале ХХI века для себя, но получается и для каждого из нас…

Готовясь праздновать четвертьвековой юбилей Дома русского зарубежья, мы отдаем дань уважения человеку, ставшему символом русского театрального искусства в мире наряду с Михаилом Чеховым, Сергеем Дягилевым, Георгием Питоевым и другими нашими великими соотечественниками…

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати