RSS

«Русский – не для лентяев». Как и почему молодые сербы учат русский язык

Подписаться на новости
12.02.2020
serbia_rus.jpgВстречи с сербами – это всегда весело, даже если речь на них идет о делах серьезных. При этой встрече веселье началось сразу же, без предисловия: Ольгица заходит в кафану, сразу определяет меня, почти иностранца (настоящим иностранцем русскому быть в Сербии невозможно), и хохочет: «Иду на встречу с вами, вижу: на площади мужик стоит, вздыхает. Я к нему подхожу и начинаю спрашивать по-русски, как доехал, не устал ли, как ему наш город и т.д. Я ж твердо уверена, что он – это вы. А мужик глаза вытаращил, сжался весь и давай мне мямлить в ответ: мол, извините, госпожа, я когда-то учил русский в школе, но сейчас, к сожалению, сильно забыл. Еще и за акцент сербский извиняется. Но твердит, что мы – братья. Всё, – думаю, – влипла. Извинилась и поскакала поскорее сюда. А дядька мне все вдогонку кричит, что Россию любит. Ясное дело. Кто ж ее не любит-то. Но русский забывать нельзя. Здравствуйте».

Ольгица Филипович, учитель русского языка в школе имени святого Саввы Сербского в городе Баина Башта, что на западе Сербии, относится к своей работе всерьез, несмотря на все трудности, которые испытывает школа – что сербская, что русская – в нынешнее время. О некоторых из этих трудностей, об их преодолении мы и беседуем. У настоящего учителя вы всегда найдете какую-то светлую уверенность: всё равно всё будет хорошо. Не будет он ныть, жаловаться на жизнь, проклинать тяжелые времена кризиса – говоря с ним, вы чувствуете, что любая беда преодолима. А вот как ты ее победишь, эту беду, это, мил человек, от тебя зависит: будешь лениться и унывать, «пятерки» не светит, но тогда сам на себя и пеняй. Будешь трудиться – с радостью тебе поможем.

– Ольгица, вы – учитель русского. Слышал от многих ваших коллег, что популярность нашего языка ослабла. Говорят, если раньше он был обязательным для изучения как первый иностранный, то сейчас уступил место английскому.

– Английский действительно является сегодня обязательным, но говорить о потере популярности русского языка я бы не стала. Да, он перешел в разряд иностранных языков по выбору – ученик решает, что ему нужнее: русский, немецкий или, например, французский. Но, опираясь на опыт нашей школы, школы имени святого Саввы, могу сказать, что русский язык как раз набирает популярность, успешно конкурирует с немецким, далеко оставляя позади французский. Дети любят русский, чувствуют его.

Дети любят русский, чувствуют его. Он вроде бы иностранный, а на самом деле – родной

– Чем вызвана такая любовь, как вы считаете?

– Небольшим и добрым парадоксом прежде всего: получается, что русский – вроде бы и иностранный, а на самом деле – родной. Употребляя определенные усилия, человек начинает видеть общие корни слов, видеть загадки, разгадывать их, чувствовать логику языка – родного сербского и русского. Школьникам становится интересно: а почему мы говорим так, а русские – эдак, откуда взялись различия; почему эти различия закономерны; почему я понимаю Пушкина, в конце концов. С другими языками такой номер не пройдет: просто чужие. А русский – он интересный, свой, иногда и веселый.

– А не получается ли так, что выбирают русский просто потому, что лень учить, например, немецкий? Чтоб полегче было в школе?

– Чего нет, того нет. Я им дам «полегче»! (Ольгица опять расхохоталась.) Нет уж: работа идет у нас серьезная. И литературные вечера, и диктанты, и сочинения – всё это есть. Назвать, например, ваш «Тотальный диктант», в котором мы постоянно принимаем участие, легким я не могу. Или чтение ваших классиков – что, легкая задача? Нет, конечно. Скажу так: лентяи русский не учат.

– Русский не для двоечников, в общем.

– Не обижайте моих дорогих двоечников! Если бы вы знали, какие это хорошие ребята! Не получается что-то в школе – обязательно получится в работе по дому, на дворе, в общении. Это не значит, что я приветствую «неуд» за уроки, – я призываю смотреть на ребенка не через итоговую ведомость, а через сердце, добрыми глазами. К тому же никто не поручится, что со временем сегодняшний двоечник по математике, скажем, не станет завтра Николой Теслой или Лобачевским. Но в школе святого Саввы учатся не только двоечники – отличников и хорошистов все-таки больше.

Вот, например, у наших учеников первое и второе места за сочинения на русском языке в международном конкурсе, который проходил в Москве в позапрошлом году; победа в номинации «Новогоднее чудо» на том же конкурсе; специальная награда за сочинение «Россия и Сербия» на олимпиаде, которую проводит постоянно Сербско-русский клуб из Ужице, большого города неподалеку; постоянное участие в международных конкурсах по русскому языку и литературе, организуемых фирмой «НИС» при поддержке Министерства просвещения, науки и технологического развития Сербии. Можем похвастаться (в хорошем смысле) аж шестью отличниками за «Тотальный диктант» и 32 хорошистами. Так что мы, смело могу сказать, не ленимся, штаны не просиживаем.

– Впечатляет, если честно.

– Русский язык как выбирают? Спрашивают у родителей, что они думают. Кто-то сразу говорит: «О! Давай учи». Кто-то сомневается. Например, недавно история была. Выбрали немецкий как второй иностранный: мол, пригодится, потому что сейчас границы открыты, а сербы десятками тысяч едут на заработки в Германию. Ужас что творится, если честно. Пусть, мол, парень учит язык той страны, где будет работать. Проходит месяц или два – просят перевести на русское отделение: «У вас роднее. Немецкий или какой еще выучим на факультативе, если потребуется. А русский все-таки лучше». Сердцем, наверное, выбирают, хоть и звучит немного патетично.

– Насчет десятков тысяч едущих на западные заработки вы хорошо сказали. Сегодня разговорились с парнем: стоит на берегу Дрины и радуется. Говорит: «Пропади он пропадом, этот Запад: я счастлив, что домой вернулся. Работал в Дюссельдорфе – чуть с ума не сошел: там работа – это религия какая-то. А жить-то когда? То ли дело у нас: домик есть, в хлеву свинюшки, на плите кофе, в холодильнике ракия, соседи добрые, ты вот явился – хоть поговорить можно. Работаешь свои восемь часов, остальное время – для людей. Это ж хорошо, а? Да, денег не так много, как в Германии, но разве в них смысл-то?» Хорошо мы с парнем поговорили.

– Вот об этом и я: за всеми нашими размышлениями и планами построения материального благополучия нельзя забывать о благополучии душевном. Или духовном. Жаль, не всегда мы об этом помним.

– Кстати о духовном. У нашей, российской, школы до сих пор трудности во взаимоотношениях с Церковью. То ли сказывается старое воспитание времен коммунизма, то ли катастрофический уровень образования или осведомленности в этой области самих педагогов. Как у вас?

– Может, потому что коммунизма у нас было меньше, может, из-за постоянной жизни на «пороховой бочке Европы», но, слава Богу, нет у нас зазора между образованием и верой, как мне кажется. Недалеко от Баиной Башты, нашего города, находится старая обитель Рача – там в свое время работал огромный скрипторий, это был один из светочей славянского образования. Там хранилось Мирославово Евангелие, древнейший рукописный памятник на кириллице. В ХХ веке там служил наш любимый покойный патриарх Павел. И сейчас, я думаю, все наши ученики и учителя не пропускают возможности съездить в Рачу, помолиться, поговорить с игуменом Германом. Там очень светло, тихо и спокойно. Почему Православие может мешать просвещению, я просто не понимаю, это какая-то дикая мысль.

Православие не мешает просвещению. Соединение их – это и естественная связь поколений

Есть и еще один монастырь, километрах в 30 отсюда, недалеко от села Бачевци: святых Царственных Страстотерпцев – императора Николая и его семьи. Монастырь новый, люди пока привыкают к нему, к его обитателям. Народ ездит туда со всей Сербии. Там довольно строгие порядки, суровые, я бы сказала, и многие это ценят. Так что у нас есть такое доброе разнообразие. И никак нельзя сказать, что Православие – что-то непонятное или чуждое для школьников. Да и школа-то у нас имени святого Саввы – это же не дань моде, а совершенно естественная связь поколений.

– Завидую сербским школьникам и педагогам. Да, о зависти: зарплата у вас большая?

– Не мне вам говорить, что тому, кто хочет заработать побольше, надо держаться от школы подальше. Точнее, если во главе угла зарплата, то в школе делать нечего. А вот если знания, желание дать их детям, самому чему-то научиться у них – добро пожаловать. Но прибедняться не буду: на жизнь хватает.

– Оправдано ли мнение, что сельские дети в отличие от городских более развиты?

– Сложно сказать. Здесь, в маленьком городке, все вообще-то сельские. Да, есть ребята, которые приезжают из окружающих деревень («оптимизация», закрытие деревенских школ дает о себе знать), но Баина Башта – не мегаполис какой-то, здесь, мне кажется, каждый знаком с сельским хозяйством. Во всяком случае, не нужно вывозить детей специально на экскурсию, чтобы показать, как выглядит корова или индейка. Сельские дети, мне кажется, более самостоятельные, раньше учатся смотреть на жизнь без розовых очков. Но это опять же не значит, что они чужды радостям детства. Пусть у них нет таких возможностей, как, скажем, в Белграде – со всеми этими «гаджетами», – но зато у них есть семья, дом, лес, горы, Дрина и озера вокруг. И они умеют или учатся ценить окружающий мир. Думаю, это хороший противовес городской суете и засилью всяких технологий. Нам ведь дети нужны, а не роботы, правда?

– Ольгица, вы сказали, что, когда выбирают другой язык кроме русского для изучения, очень часто руководствуются чисто утилитарными соображениями. Русский же выбирают, по вашим словам, сердцем. А совместить как-то можно? Чтобы, выбирая русский, человек мог быть уверенным, что он не только учит язык братского народа, но и имеет возможность потом воспользоваться своими знаниями?

– Не просто можно совместить – нужно. Что и происходит сегодня. Наши выпускники, гимназисты, поступают на филологический факультет Белградского университета или какого-нибудь другого, углубляются в изучение русского именно потому, что сейчас есть большая надежда, что они впоследствии получат работу – в школе или в организациях, требующих переводчиков или русскоговорящих работников. Связи между Россией и Сербией сейчас, слава Богу, расширяются. Кроме того, не забывайте: именно на русском языке колоссальное количество профессиональной литературы, которая не переведена на другие языки. Так думают и многие родители, поэтому дети с пятого класса выбирают по их подсказке русский язык. Мы надеемся, что увеличится возможность найти работу со знанием русского языка в Сербии и что он вернет себе ту важную роль, которую имел раньше. Вернет, я уверена.

Беседовал Степан Игнашев







pravoslavie.ru

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати