RSS

В Париже намерены поднять уровень детских театров русского зарубежья

Подписаться на новости
30.12.2019

Русскому театральному центру «Апрелик» (Париж) в наступающем году исполнится 15 лет. За это время коллектив объехал множество стран, неоднократно становился лауреатом и обладателем Гран-при на всевозможных конкурсах, организовал целый ряд международных проектов (Неделя русскоязычного детского театра в Париже, Школа русского языка и театра в Болгарии, форум «Территория русского языка»). В преддверии юбилея корреспондент «Театрала» пообщался с основателем и художественным руководителем центра Людмилой Дробич и узнал о ее новых инициативах.

Дробич.jpg

- Людмила Тиграновна, на последних встречах с коллегами вы говорили о новом проекте «Магистр русского театра». В чем его суть?

- Этот проект вырос из моего сорокалетнего опыта работы режиссером и педагогом. Его суть заключается в том, что выпускники лучших театральных вузов России могли бы ставить свои дипломные и преддипломные спектакли в русских детских театрах зарубежья. Тем самым они получат необходимую практику, а театры – свежий взгляд, новые идеи и профессиональный подход к делу.

Моя идея – поднять уровень русского детского театра зарубежья на профессиональный. Хочется перешагнуть эту ступень школьной самодеятельности. Проблема заключается в том, что за рубежом очень мало где есть профессиональные режиссеры из России. Я являюсь членом правления Ассоциации деятелей русских театров зарубежья, руководителем Международного товарищества детских театров зарубежья и, учитывая мой многолетний опыт работы, курирую направление «Русский детский театр зарубежья и его миссия в сохранении русского языка».

Зная ситуацию изнутри, могу сказать, что это наша общая проблема. Коллеги из 28 стран уже поддержали этот проект, поставив свои подписи под обращением о необходимости данной инициативы. Это страны Европы, Азии, Америки – все пространство ближнего и дальнего зарубежья, которое пришло к пониманию того, что нам нужна помощь со стороны России. Русская театральная школа для нас очень важна. Нашим ученикам необходимо чувствовать причастность к этой великой школе, но для этого нам необходима поддержка.

Десять лет назад я начала приглашать режиссеров из России ставить в нашем театре. Дети относятся к этим мастерам как к волшебникам, работать с ними очень интересно. Только благодаря российским режиссерам мы становились лауреатами и обладателями Гран-при на международных фестивалях. После таких побед у ребят вырастает самооценка, что в свою очередь является мотивацией к изучению русского языка (на вопрос: «Для чего вы учите русский язык?» 80 процентов наших детей отвечают: «Гастроли»). Вот я хочу эту цепочку сделать системой. У нас положительный опыт, у нас есть официальное Соглашение о партнерстве с Российским государственным институтом сценических искусств. За 15 лет работы за рубежом я поняла, как это сделать, и придумала механизм. Но его нужно довести до ума.

- И каков этот механизм?

- После многолетней практики я пришла к выводу, что нужно делить расходы на проезд, проживание, суточные и гонорар приезжающего студента-режиссера на несколько составляющих. Или внести одной строчкой в государственный документ по сохранению русского языка за рубежом расходы по финансированию этого проекта. И, поверьте мне, это мизер. Для поддержки соотечественников за рубежом, для сохранения русского языка за рубежом существует масса программ. Наш проект направлен на непосредственное сохранение русского языка за рубежом. И это будет такая отдача! Спектакль, поставленный режиссером из России, будет показан по всему миру.

- Вы к кому-то уже обращались по поводу данной инициативы?

- Честно, я уже устала стучаться. Я общалась с руководителям ведущих театральных вузов России, написала сотни писем, в том числе обращалась в Министерство просвещения, Министерство культуры, Россотрудничество, озвучила эту проблему на правительственном уровне…

- И никто не откликнулся?

- Какие-то подвижки, конечно, есть. Например, Россотрудничество готово поддержать проживание студентов, а господин Познер, который является членом Попечительского совета нашего театра, обещал помочь выстроить диалог с «Аэрофлотом», который мог бы обеспечивать перелеты для режиссеров из России. Со своей стороны, мы готовы взять на себя суточные, а гонорары, возможно, согласится выплачивать отправляющая сторона. Но всей этой сложной и длинной цепочки можно избежать, если будет всего лишь одна строка в государственной программе по поддержке и сохранению русского языка за рубежом.

- Сколько ребят сейчас обучается в «Апрелике»?

- Около 150 детей. Это 14 театральных студий – целый театральный центр. Это уникальное явление для зарубежных русских театров. Я построила трехступенчатую программу – русский язык, литература и два часа театра, назвав ее «Театр как модель сохранения русского языка». Занятия проходят раз в неделю, и, по словам родителей, ребята считают дни, когда они пойдут в русскую школу.

Все наши студийцы рождены во Франции в смешанных браках. В основном у них мамы русские, а папы французы. Это дети-билингвы: они свободно думают и общаются на двух языках, в чем, конечно, немалая заслуга «Апрелика». За 15 лет наш центр стал настоящим островком русской культуры во Франции.

- Помню, как пару лет назад ваш «островок» буквально оказался на улице. Сейчас проблема с помещением решена?

- Да. В 2016 году посол России во Франции Александр Орлов «за создание детского русского театра с мировым именем» выделил для нас помещение на территории Российского духовно-культурного православного центра. Это в самом центре Парижа – рядом с Эйфелевой башней. Огромная территория, есть даже собор. Теперь мы можем заниматься, репетировать спектакли, выступать, радовать сотни и сотни маленьких соотечественников своими спектаклями.

- Не могу не спросить о предстоящем юбилее. Уже решили, как будете отмечать?

- В конце мая мы планируем провести большой праздничный вечер, который будет посвящен не только парижскому «Апрелику». Дело в том, что 40 лет назад в азербайджанском Кировабаде я создала детский театр «Апрель». Назвала его так, потому что моим дипломным спектаклем был «Девочка и апрель». Этот спектакль подарил название театру, а моим ученикам звание «апрелевцы». Тот театр пережил очень трудную судьбу: в 1988 году в Кировабаде произошел военный конфликт между Азербайджаном и Арменией, и нам, армянам, нужно было срочно уезжать, поэтому сейчас мои студийцы разбросаны по всему миру. Уже будучи в Париже, я выступила в программе «Жди меня» на Первом канале и попросила моих учеников отозваться.

После этого весь мой театр приехал в Париж. Мы провели удивительную встречу, было много слез, песен, воспоминаний. Они познакомились с ребятами из парижского театра, и получилась встреча поколений. Теперь уже эти встречи стали традицией. После побега из Кировабада я оказалась в страшные дни землетрясения в Армении, а затем переехала в Ростов-на-Дону и там тоже организовала свой «Апрель», который просуществовал десять лет. Мой театр там, где я, он за мной кочует по всему миру. Вот такая у него судьба. И то, что нам удалось сохранить наш театр, «апрелевский» дух в нем, я считаю самым главным достижением.

Фото: из архива театра

«Театрал»

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати