RSS

"Русский мексиканец или мексиканский русский?" История одной самоидентификации

Подписаться на новости
24.01.2018
Вопрос самоидентификации для многих наших соотечественников, родившихся и выросших в смешанных семьях, играет не последнюю роль. Более того, как показывает пример историка архитектуры, доцента Высшей Школы Экономики Льва Карлосовича Масиэля Санчеса, таких самоидентификаций может быть даже… четыре. И одна из них, в случае со Львом, московская.

- Лев, вы - наполовину мексиканец, наполовину - русский. А сами кем вы себя ощущаете?

- Что касается самоидентификации, то у меня их четыре. И самоидентификация по национальности - среди них не главная. Мои самоидентификации скорее географические. Самая сильная – с местами, где родились мои предки по мексиканской линии, то есть, когда я приезжаю в Мексику, в те городки, это такая полудеревенская среда, где по твоей фамилии сразу все понимают, что ты внук такого-то, правнук такого-то, и это конечно, удивительное чувство Родины.

Во вторую очередь, во мне сильна московская идентификация. Потому что у меня, по моей второй линии, предки в нескольких «коленах» из Москвы, причем из центра города. Я здесь родился, все мои работы были в нескольких шагах друг от друга буквально, поэтому моя московская идентификация очень сильна.

Ну и потом уже общерусская идентификация, и самая, наверное, неочевидная – общемексиканская самоидентификация.

А что касается погружения в культурный контекст, то так получилось, что первые пять лет своей жизни я примерно половину этого времени провел между Россией (тогда еще СССР) и Мексикой. То есть, с момента, когда я себя помню, то помню себя и там, и там. То есть оба контекста.

- Интересно. И когда вы приезжаете в Мексику, вас там кем считают?

- В Мексике меня считают только мексиканцем. Вообще, у меня такое ощущение, что в Латинской Америке ее жителей национальная тематика не очень интересует, там жизнь в принципе устроена по-другому, там скорее важна привязка к стране, а у кого какая кровь… там ведь всегда было индейское население, потом пришли испанцы, португальцы, и скорее важен этот фактор-смуглый ты или светлый. Еще очень важен факт владения языком. Потому что те же индейцы, которые, в силу понятных факторов, были оттеснены от государственного управления, вынуждены были доказывать свою «полноправность» хорошим знанием испанского языка.

И возвращаясь к ответу на Ваш вопрос, любой человек, который выглядит как свой и свободно говорит по-испански (как я), то… это меня даже несколько обижало, у меня в Мексике огромная семья, много родственников, и они вообще не спрашивают, откуда я, вообще ничего не спрашивают про Россию.

В России, наоборот, к таким вещам огромный интерес, людям хочется узнать, откуда ты, кто ты.

- А на каком языке вы думаете? Русском, испанском?

- Это зависит от страны, в которой я нахожусь. Как пример (я же владею не только русским и испанским), когда я был некоторое время в немецкоязычной части Швейцарии, и общался только по-немецки, мне даже сны на немецком начали сниться. То есть, это зависит скорее от степени владения языком.

- Сколькими языками вы вообще владеете?

- В общем – порядка десяти. На некоторых я могу свободно читать, но плохо говорю. Если говорить о языках, которыми я владею уверенно, то это, помимо русского, это испанский, французский, итальянский, английский – на них я могу читать лекции, преподавать, думать. Чуть хуже знаю немецкий, португальский, каталонский. Немного знаю польский.

- А еще я знаю, что у вас стартует авторский образовательный проект «Азбука православной архитектуры».

- У этого проекта православная направленность, но, если можно так сказать, с искусствоведческим наполнением. Дело в том, что, и это касается не только России, храмовая архитектура на ее ранних этапах играла огромную роль. А в России, в силу исторических обстоятельств, особенно интересна деревянная архитектура, и не только храмовая, но и жилая . Потому что когда мы говорим про XVI-XVII век, то у нас вообще сохранилось очень мало деревянной архитектуры, на примере которой можно показать, как менялась ее стилистика.

А я, как историк искусства, поставил себе еще более сложную задачу, задался вопросом – а можно ли так подобрать объекты, чтобы на один день выехав из Москвы, увидеть строения в одном стиле. И на пять экскурсий пока у нас такого материала набралось. Первая стартует 27 января.

Беседовал Аркадий Бейненсон


Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати